Заячья ЖИВИЦА, или как обитатели КМЗ лечатся

Часть 1: Несчастный случай с Железякиным

Напрасно вы думаете, что Мозговитый с компанией лечатся только известными всем зайцам целебными травами. Это их дикие сородичи так делают. Впрочем, если заболевание несерьёзное, то и кмзшники тоже не прочь пожевать травку. Ну, а случись несчастье и зайцам потребуется срочная помощь, то сказочного Айболита в КМЗ нет. Не отправляться же им из КМЗ к людям в ветеринарную лечебницу! Так и тайна расположения их компании может открыться!

Собственно ни о чем этом зайцы не задумывались, пока не произошел один неприятный случай с Железякиным.

Он мастерил очередного не самого сложного робота, который должен был собирать в лесу хворост и ломать его на части, достаточные для того, чтобы поместить дровишки в топке печи у него дома. Сделал он его быстро, испытания прошли успешно: возле дома Железякина не осталось ни одной хворостинки. И вот представьте себе поздний осенний вечер, весело потрескивая, горят дрова в печке у Железякина, а робот подкладывает в очаг запасённое топливо.

Надо сказать, что Железка относился к своим роботам как к живым существам и со словами,

— Ну, ты и молодец, давай пожму твою железную лапу! – протянул роботу свою.

И вот тут у робота заглючило. Он принял протянутую лапу Железякина за толстую ветку и первым делом попытался отломить ее от, как ему казалось, ствола (а это было туловище Железякина!), а когда попытка не удалась, потащил, по его понятиям, ветку с бревном к печке. Бедный Железякин из последних сил сумел дотянуться свободной лапой до кнопки аварийного отключения робота на его спине, и взбунтовавшийся робот замер в недвижимости. До печи ему оставался только один шаг.

Железякину живо представилась сцена из детской сказки, как баба Яга собиралась зажарить в печи Иванушку, и ему стало плохо. Очень болела сжатая железной хваткой робота рука, похоже, что в ней треснула кость.

На следующий день, немного придя в себя, он все рассказал Мозговитому. Тот первым делом отругал Железякина за то, что он смастерил такого опасного робота, вторым – осмотрел его лапу, приложил какую-то травку и забинтовал. Ну, а в-третьих, он решил, что так дальше жить нельзя, и Компании Мозговитых Зайчат нужна настоящая больница.

Часть 2: Собрание

Всю ночь Мозговитый обдумывал, как лучше организовать постройку больницы, заснул только под утро, а когда проснулся, собрал друзей у себя.

Все уже знали о позавчерашнем несчастном случае с Железкой; его белая забинтованная лапа резко выделялась белым цветом среди серых заячьих шуб.

— Вот что, мои хорошие, — начал собрание Мозговитый, — посмотрите на этого больного, — и он направил взгляд на Железякина.

— Ему еще повезло, что робот не сделал из него жаркое. И кто даст гарантию, что подобное или еще более серьёзное не может произойти с любым из нас? Поэтому я решил, что нам надо построить заячью больницу!

Все дружно забарабанили по дощечкам-одобрялкам.

— Во-первых, — сказал Мозговитый, — нам надо решить, кто у нас будет Главным врачом, кого предлагаете?

— Тебя, конечно, кого же еще, — зашумели все.

— Я так и думал, что вы предложите меня, — скромно потупил глаза Мозговитый и продолжал, — поэтому я тут ночью полазил по Интернету, почитал медицинские энциклопедии и теоретических знаний поднабрался, да и практика у меня уже есть, так ведь, Железякин?

— Так, так, — поднял свою забинтованную лапу Железякин.

— Во- вторых, уже на правах Главного врача здание для больницы предлагаю поставить на краю нашей лесной поляны так, чтобы окна палат выходили на юго-восток, чтобы больные могли наблюдать рассвет солнца, а днем в палатах было тепло, но не жарко.

— А если я больше люблю смотреть на закат, а не на восход солнца? – подал голос молодой Грибовский.

— Кто еще хочет променять восход солнца на закат? – сердито спросил Мозговитый. Все промолчали.

– Ладно, Грибовский, — вздохнул Мозговитый, — сделаем тебе палату с окнами на юго-запад. К работе над стройкой предлагаю приступить немедля, а то вдруг этот дефективный робот захочет и из нас дров наломать, — пошутил Мозговитый.

Но Железякин воспринял слова Мозговитого серьезно, и стал всем объяснять, что робот отключен надёжно, а в его новой конструкции будет заложена схема, позволяющая отличить живой организм от неживого.

— Теперь, пожалуй, о самом главном, — об оборудовании больницы, — продолжил Мозговитый и посмотрел на Батарейкина-Лампочкина и Железякина.

— Надеюсь, что вам не составит труда ознакомиться со всеми последними людскими достижениями в этой области и сделать наше оборудование не хуже?

— Не сомневайся, — заверили друзья, — будет все в нашей больнице по последнему слову медицинской науки и техники, а может, мы и собственное словечко добавим!

— Ну, а вам, — и Мозговитый посмотрел на Капусткина и Морковкина, — конечно, объяснять не надо, за что вы будете отвечать в нашей заячьей больнице?

— Нетрудно догадаться, — почти хором отвечали они, — сделать так, чтобы у наших больных слюнки текли, когда они будут приходить в больничную столовую!

— Со слюнявчиками, — сострил Травкин, но осёкся, встретив строгий взгляд Главврача.

— Какое, думаешь, я тебе дам задание, остряк-самоучка?

— Я уже догадался, — радостно заявил Травкин, — надо, чтобы в больнице не переводились лечебные травы!

— Молодец, в правильном направлении мыслишь! Ведь техника-техникой, но не будем же мы лечить кашель на операционном столе, пусть и самом современном, тут и пригодятся твои целебные снадобья.

— Ну вот, а мне задание дают, как всегда, самому последнему, — обиделся Грибовский, молчавший до этого.

— Зато самое важное, — парировал Мозговитый, — за тобой будет проект больницы и руководство ее постройкой. Не трусь, в случае чего – помогу!

Наступила тишина. Зайцы с недоумением смотрели то друг на друга, то на Мозговитого. Грибовский растерялся и удивленно хлопал глазами, а хвостик у него нервно подрагивал.

— Эх, вы, — рассмеялся Мозговитый, — недогадливые! Ведь назначь я главным по проекту Железякина, он ненароком постарался бы сделать из больницы филиал своей мастерской, Батарейкин опутал бы ее проводами и светильниками так, что это была бы не больница, а сверкающая гирлянда. Почти не сомневаюсь, что Капусткин с Морковкиным превратили бы ее в огромную столовую, а палаты больных использовали под хранение овощей. Ну а у Травкина больница могла напоминать большой сеновал. А вот Грибовскому, я думаю, трудно будет приспособить больницу под грибные плантации.

Короче, со всеми своими идеями подходите к Грибовскому, он отберёт из них наилучшие и на их основе разработает проект и предоставит мне на утверждение.

Даю месяц сроку на проект и месяц на постройку. Это как раз получится к Новому Году. Справишься, Грибовский?

Тот вытянулся на задних лапах, чтобы казаться побольше, и в знак того, что справится, забарабанил по одобрялке, а за ним забарабанили и остальные.

Конечно, каждый заяц в мечтах видел себя главным по строительству больницы, но они не могли не отметить в какой уже раз, что Мозговитый поступил, как всегда, мудро и поэтому не обиделись на назначение молодого Грибовского старшим над ними.

Часть 3: Входим в больницу

Пропустим два месяца в нашем повествовании и подойдём вместе с зайцами к новенькой больнице, чтобы принять участие в ее торжественном открытии. Грибовский, когда разрабатывал проект, настаивал на форме здания в виде приплюснутого шара, стоящего на небольшом цилиндрическом основании. Зайцы удивлялись такой необычной форме, но Грибовский сумел всех, включая Мозговитого, убедить, что именно такая форма наилучшим образом подходит для размещения больничных помещений. И, действительно, в его расчетах, чертежах и презентациях все выглядело замечательно. Правда пришлось повозиться при строительстве, придавая криволинейную форму бревнам, но в КМЗ справлялись и не с такими задачами. Внутри шар горизонтальной плоскостью разделялся на 2 этажа: на втором этаже располагались семь палат для зайцев, отдельный кабинет Главврача Мозговитого, операционные и лаборатории. Первый этаж по проекту был отдан под столовую, кухню, спортзал и бассейн. По центру здания располагался современный лифт, причем на нем можно было подняться и на вершину шара и в солнечные денечки позагорать.

Да, чуть не забыл сказать, что помогать Главврачу в лечении больных должны были санитары-роботы. Памятуя о несчастном случае с Железякиным, Мозговитый поначалу категорически не соглашался, чтобы в его помощниках были роботы. Тогда Железякин сделал два опытных образца и больше месяца их испытывал. Экзамен у роботов принимал сам Мозговитый, и когда он убедился, что роботы вполне безопасны, то дал согласие на роботизацию больницы.

А открывалась больница как раз под Новый год, 31 декабря. Белым пушистым одеялом покрыла зима владения КМЗ. Под стать одеянию природы стали белоснежные шубки нашей компании. И вот на фоне этой сказочной зимней декорации на опушке елового бора фантастическим видением стояла больница КМЗ. Впрочем, язык не поворачивался называть это чудо-здание больницей. Ведь больница – от слова боль, а тут хотелось радоваться, восхищаться и удивляться смекалке и талантам зайцев. По этому поводу Мозговитый провел небольшое совещание со своими друзьями, как назвать это чудо заячьей архитектурной мысли. Было много разных предложений, но в итоге всех устроило название «Заячья лесная живица».

Кто сравнивал это сооружение с гигантским яйцом, кто с летающей тарелкой, а кто-то решил, что оно больше похоже на большой снежок. Мозговитый, глядя на живицу, ненадолго задумался, потом шлепнул себя лапой по лбу, — как я сразу не догадался, — и подошел к Грибовскому.

— Все-таки не обошлось у тебя без грибной тематики, — с оттенком восхищения проговорил Мозговитый, — я правильно догадался, на что похожа эта живица, на гриб-дождевик?

Грибовский немного смутился, и в знак согласия кивнул головой, — а ведь, правда, красиво?

— Ладно, моя догадка пусть останется со мной, — тихонько сказал Мозговитый, — ведь другие могут обидеться, так как я их не назначил главными по живице из-за всем их известным пристрастиям, а ты вон как умудрился выразить свое увлечение грибами!

И действительно, живица напоминала огромный гриб-дождевик, почему-то выросший среди зимы на заснеженной поляне. Даже отверстие для выхода лифта на крышу напоминало дырку на шляпке гриба, образующееся при его созревании. Кстати, если на такой созревший гриб наступить ногой, то из этого отверстия повалит желтоватый дым от созревших спор дождевика.

— Что вы там шепчетесь, — закричал Железякин, — пора открывать живицу!

И, действительно, было уже пора. В морозной дымке не спеша поднималось холодное декабрьское солнце, и живица заискрилась миллионами снежинок, осевшими на бревнах этого чудо-гриба.

Над входом, расположенным у основания-ножки сооружения, кто-то уже повесил плакат: «Добро пожаловать — будьте здоровы!». Алая ленточка перегораживала проход. Мозговитый перерезал ленточку и как по волшебству раздвинулись входные двери. Конечно, никакого волшебства тут не было, просто ножницы у Мозговитого сработали как электронный ключ «свой-чужой».

Вся дружная компания толпой ввалилась в тамбур, двери за ними захлопнулись, включилось мягкое освещение, и приятный голос откуда-то сверху произнес: — вы находитесь в зоне предварительной санитарной обработки, снимите одежду. Снятую одежду и вещи оставьте в контейнерах.

Тут же из стен выдвинулись ящички с именами всех кмзшников и зайцы исполнили указание голоса сверху. Когда все ящички были заполнены, они плавно убрались в стену и отовсюду – сверху, снизу и с боков протянулись струйки воды. Они были теплые и ласковые, как долгожданный дождь в жаркий июльский день, и зайцы прыгали и дурачились, пока тот же самый голос не произнес: — оставайтесь на месте, вы будете перемещены в зону окончательной санитарной обработки.

Водяные струйки исчезли, распахнулась еще одна дверь и вся компания на движущемся полу проследовала в следующий тамбур.

Помещение очень напоминало предыдущее, только на этот раз часть стен опустилась, организовав ряд скамеек.

— Присаживайтесь поудобнее, — скомандовал опять голос сверху, и мокрые зайцы уселись на скамейки. Из еле заметных отверстий на полу начал подниматься пар, так, что зайцы вскоре с трудом могли видеть своего соседа по скамейке. Приятное тепло пробирало до самых косточек, а голос тем временем проинформировал, что если кому станет жарко, то можно мысленно настроить подходящую температуру пара. Это было изобретение Батарейкина-Лампочкина. Он создал прибор, улавливающий слабые излучения мозга, раскладывал это излучение по алгоритму распознавания мысленных команд и, таким образом мог фактически считывать мысли. После этого создать блок регулирования температуры пара в зависимости от пожеланий зайца было делом пустяковым.

Ученые уже много лет пытаются создать подобные устройства, а Батарейке было достаточно менее двух месяцев, — и задача была решена. Таков уровень развития заячьей цивилизации!

Через несколько минут пар рассеялся и воздух наполнился причудливой смесью ароматов трав и цветов, медового нектара и запахов хвойных деревьев. Это люди любят все обеззараживать с помощью противной хлорки, а Травкин сумел сделать эту волшебную противомикробную смесь всего за три дня! Вы спросите, откуда в ноябре-декабре у Травкина цветы и травы? Ответить легко: если бы вы видели его избу, где все пропитано ароматами лета и собран богатейший гербарий всех лечебных растений, вопрос бы отпал сам собой. Короче, когда через десять минут сеанс аромаочищения был окончен, зайцы были стерильны как ангелочки.

Все тот же голос произнес, — а теперь добро пожаловать в палаты, — и за следующими дверьми оказалось огромное пространство лифта. На его стенах висели кривые зеркала, и зайцы закатились в громком смехе, глядя, во что превращаются их фигуры в отражениях кривых зеркал. Хорошо, что через несколько секунд двери лифта раскрылись, и они очутились на втором этаже живицы, ведь будь живица многоэтажная, до последних этажей можно было не доехать, а помереть со смеху.

У каждого зайца была своя персональная палата, и они тут же разбрелись по ним, чтобы хорошенько изучить, что в них находится. Так как все палаты были одинаковые (даже Мозговитый не стал тут выделяться, и у него была такая же палата, как у всех), то зайдем в палату вместе с Батарейкиным-Лампочкиным и осмотрим ее.

Часть 4: В палате

Первое, что бросается в глаза – это необычная кровать, больше похожая на огромный трансформер. На случай, если заболевшему зайцу трудно в нее лечь самостоятельно, надо просто подойти к зоне действия манипуляторов, которые нежно подхватят больного и опустят его в постель. Дальше перед зайцем оказывался пульт управления для регулировки освещения и вентиляции, включения видеопанели и тому подобных прибамбасов. Отдельно было выделено меню подачи питания. Если заяц не в состоянии был пользоваться пультом, то и здесь имелась возможность мысленной подачи команд. Кроме того, кровать могла автономно передвигаться на случай, если нужно было срочно доставить больного в операционную. Естественно, что львиная доля во всей этой россыпи технических ухищрений принадлежала Мозговитому, Железякину и Батарейкину-Лампочкину.

Но хотя Батарейке и были известны все секреты волшебной палаты, он не удержался от искушения почувствовать себя на месте больного. Он подошел к кровати и специально подумал, что ему самому, пожалуй, не улечься в нее. Тут же бесшумно выдвинулись манипуляторы и своими нежными щупальцами подхватили его и уложили в постель. Как парашют спланировало на него невесомое одеяло, а под головой очутилась удобная подушка.

 –Как в сказке, — подумал Батарейкин и взял в лапу пульт. Полазив по меню десертов, заяц выбрал себе виноград и морковный сок и нажал кнопку «ОК». Через несколько секунд около кровати в полу открылся люк и из него до уровня кровати поднялся круглый столик на крепкой ножке, подозрительно напоминавший гриб сыроежку. На шляпке «гриба» лежала гроздь сочного винограда, и стоял пакет с соком.

Батарейке не хотелось самому тянуться за угощением, и он об этом подумал. Тут же распахнулась дверь палаты, и в нее вкатился робот-медсестра. Он (или она?) аккуратно взял пакет с соком, протянул к Батарейкину и вставил трубочку ему в рот. Затем пустой пакет был поставлен на столик, и робот стал отрывать виноградинку за виноградинкой и угощать ими Батарейку.

-Да, — подумал Батарейкин-Лампочкин, — в такой палате можно и поболеть, а, правда, может быть мне надо что-нибудь подлечить?

Тогда робот положил ему в рот последнюю виноградинку, а столик с недоеденной гроздью исчез под полом. Одеяло само скатилось в трубочку, а с потолка на каких-то штангах, проводах и трубках спустились самые разнообразные датчики и стали ощупывать, поглаживать и простукивать тело зайца. На экране, который возник перед ним прямо в воздухе, нарисовались какие-то графики, цифры и диаграммы и через минуту появилась крупная надпись: «ПРАКТИЧЕСКИ ЗДОРОВ!».

— Не удалось подлечиться, — подумал Батарейкин с грустным, но одновременно и радостным чувством. Экран исчез, датчики убрались в свои ячейки в потолке, и тут Батарейка услышал за дверью палаты какой-то шум. Не понимая в чем дело, он решил узнать его причину.

— Проверю-ка я заодно систему передвижения кровати, — решил Батарейкин-Лампочкин и взял в лапы пульт управления.

Часть 5: Необычные гонки

Для начала он трансформировал ее в подобие кресла, дабы был удобнее обзор, затем поднял боковые панели кровати, чтобы не свалиться с нее, и взял лапу джойстик. И вот, движимая электромотором его собственной конструкции, кровать поехала к двери. Та бесшумно распахнулась и тут к превеликому управлению Батарейкина, мимо него одна за другой пронеслись… шесть кроватей! В них восседали зайцы, и в глазах у них горел неподдельный гончий азарт. Самое удивительное, что среди гонщиков был сам Мозговитый и он, похоже, возглавлял эту гонку. Круглые просторные коридоры живицы прекрасно подходили для такой забавы, и Батарейка с удовольствием присоединился к друзьям. Тем временем лидер сменился – им стал Железякин. И это не удивительно, ведь именно Железякин разрабатывал конструкцию этих кроватей и поэтому прекрасно знал, как надо ее трансформировать, чтобы улучшить ее скоростные характеристики. Он по ходу гонки удлинил те ножки кровати, которые шли по внешнему кругу; тем самым сделал кровать более устойчивой, прибавил скорости, и сумел обойти Мозговитого. Скоро и Батарейкин-Лампочкин продрался сквозь заячий пелетон и пристроился в хвост Железякину.

— Лыжню! – крикнул он в шутку, но Железякин только прибавил скорости. Но если Железка знал все тонкости механики кроватей, то Батарейка знал всю ее электрическую начинку, а, самое главное, режимы работы электродвигателей. Он предусмотрел электрический форсажный режим, когда двигатель выходит на максимальные обороты. Этот режим Батарейкин сделал на случай срочной доставки больного из палаты в операционную. Настало время проверить этот режим в движении!

Двигатель натужно завыл, Батарейка стал настигать Железякина и через пару кругов поравнялся с ним! И тут в живице наступила тишина, нарушаемая только шумом от катящихся колес. Практически одновременно кончился заряд аккумуляторов у всех кроватей, в том числе и у Батарейкина. Он хотя и присоединился к гонке позднее всех, но вывод двигателя на максимальный режим съел запасы электроэнергии и у него.

Вот таки они и финишировали: рядышком Железякин и Батарейкин, за ним Мозговитый и остальные. Железка и Батарейка стали спорить, кто бы из них победил, если бы гонка продолжалась, а к Мозговитому вернулся его начальствующий вид, и он строго приказал всем отбуксировать все кровати в гаражи.

— То есть, я хотел сказать в палаты, — с улыбкой поправился Мозговитый. Зайцы закатили кровати в свои палаты, Батарейкин-Лампочкин подключил все аккумуляторы на зарядку и ознакомление с живицей продолжилось.

Часть 6: Зачем изобретать изобретённое

Они зашли в лабораторию и операционную и подивились непонятному всем, кроме Мозговитого, Железякина и Батарейкина, оборудованию этих помещений.

Вы, наверное, тоже в недоумении и вопрос вертится на языке, откуда взялись эти чудеса медицинской техники, и как зайцы будут ими пользоваться, ведь они ничего не понимают в медицине!

Отвечаю сначала на последний вопрос – понимать и не надо! Вам стало еще более непонятно? Тогда придется объяснить. Сейчас в случае тяжелого заболевания больного можно получить консультацию специалиста через спутник или интернет из любого конца земного шара. Опытный врач посоветует, какие назначить лекарства, направит руку хирурга в нужное место и подскажет, какой взять инструмент.

— Теперь улавливаете? Все равно нет?

А Мозговитый, когда стал главным врачом, еще не построенной больницы, уже наметил план действий, благо у него в помощниках такие умельцы, как Железякин и Батарейкин-Лампочкин. Он рассуждал следующим образом: если ветеринарный врач прекрасно знает, как лечить заячий организм, то не надо изобретать велосипед, а надо воспользоваться этими знаниями.

Мозговитый из интернета узнал адреса лучших ветеринаров и передал информацию Батарейке. Тому пришлось хорошенько поломать голову как настроить свои приемники мыслей, все-таки эти врачи находились на приличном расстоянии от КМЗ. Наконец ему удалось уловить эти излучения, усилить их, выделить из них нужную информацию и записать ее на носители памяти. Практически все диагнозы, все возможные операции, с которыми сталкивались ветеринары всей планеты при лечении зайцев, были заложены Батарейкиным в компьютер.

С лечением лекарствами теперь проблем не возникало. Стоило только завести в компьютер симптомы заболевания, как из памяти извлекался наиболее эффективный способ лечения заболевшего зайца.

Посложнее обстояло дело в случае, если больному необходима была операция. Мозговитый ни за что на свете, даже обладая всеми теоретическими знаниями, не согласился бы сам делать операцию. Во-первых, у него, не считая случая с Железякиным, не было практики, а, во-вторых, и это самое главное, он ужасно боялся крови. И тут к делу подключился Железякин. Ведь в носителе памяти у Батарейки хранились оцифрованные мысли хирургов-ветеринаров, каким образом и каким инструментом делать любую операцию. Эти оцифрованные мысли надо было реализовать в конкретные действия. Железякин с азартом принялся за изготовление робота-хирурга и вскоре был готов опытный образец. В его электронной голове присутствовала вся информация о вариантах проведения операций. Батарейкин и Железякин оснастили робота необходимыми датчиками, сканерами и фотоэлементами для исследования больного. Для проведения особенно сложных операций в робота встроили лазерный скальпель. Мозговитый, как главврач, принял активное участие в этой работе.

Часть 7: Испытание железного хирурга

На первое испытание этого чуда-агрегата пришли все трое друзей. Сначала они хотели испытать его на каком-нибудь чучеле и сшили из тряпья игрушечного зайца, набили его соломой и сделали на животе надрез, будто тот поранился. Положили куклу на операционный стол, подкатили к нему робота и с волнением включили железного хирурга.

Но подмена не удалась: механический голос робота проинформировал, что он не занимается неживыми чучелами и посоветовал отнести эту куклу в мастерскую по починке мягких игрушек. В следующую минуту одна из его железных рук сбросила чучело со стола и робот-хирург отключился.

Тогда Железякин, волнуясь и заикаясь, вызвался сам лечь на операционный стол. Ведь у него еще не совсем зажила рука после случая с роботом-дровосеком, более того, она начала гноиться. Конечно, ему было страшно. Хотя наша могучая троица – Мозговитый, Железякин и Батарейкин-Лампочкин уже сотни раз проверяли-перепроверяли все схемы и механизмы этого чудо-хирурга, предстояло первое испытание на живом существе. Железякину помогли разбинтовать лапу и аккуратно положили на операционный стол. Специальные захваты его собственной конструкции четко зафиксировали Железку на столе. Настроение у всех было празднично-тревожное. Праздничное – потому, что чуду-роботу хирургу предстояла первая настоящая работа, а тревожное связывалось опять же с тем, что эта операция будет первой, и если зайцы что-то не предусмотрели, то даже подумать страшно, чем может закончиться дело. Поэтому у Железякина было настроение космонавта, отправляющегося в опасный космический полет.

Мозговитый, волнуясь, нажал на кнопку «ПУСК», а Батарейкин-Лампочкин на всякий случай держал лапу на кнопке аварийной остановки хирурга. Над столом загорелись яркие, но не ослепляющие лампы, операционный сканер прошелся вдоль стола над телом Железякина, собирая всю необходимую информацию о больном. И уже через пару секунд электронный мозг выдал диагноз: «запущенная рана с трещиной на кости передней правой лапы размером 20 мм. Необходима дезинфекция, наложение заживляющей мази и фиксация лапы эластичным бинтом. Жду разрешения на проведение операции». Механический голос умолк и все трое облегчённо вздохнули – пока все идет как по маслу!

Зайцы специально сделали такой режим работы робота, чтобы после постановки диагноза больному и озвучивания выбранного варианта лечения, окончательное решение о начале проведения операции принимал главврач. Переглянувшись с Батарейкиным, Мозговитый нажал кнопку продолжения операции и подошел поближе к столу.

И тут механическая рука робота зажала в своей клешне бритву и направила ее к Железякину, по пути едва не задев Мозговитого, еле успевшего увернуться с ее траектории. У Батарейки от страха оцепенели лапы, и он никак не мог нажать на кнопку аварийной остановки робота. Все, включая Железякина, закрыли глаза от страха.

— Ну вот, — думал Мозговитый, — сейчас раздастся последний крик Железякина и все кончено. Но прошло несколько секунд, а стояла мертвая тишина. Когда все открыли глаза, то увидели, что робот аккуратными движениями одного манипулятора сбривает шерсть около раны, а другой манипулятор держал в зажиме пузырек для ее обеззараживания.

— Ура, — заорали они в три глотки.

— Больной, не дёргайтесь, вы мешаете проведению операции, — строго выговорил робот Железке.

Короче, через пять минут наш больной встал с операционного стола с лапой, обработанной и забинтованной по всем правилам врачебного искусства.

— Не забудьте через три дня зайти на перевязку, — напутствовал голос робота Железякина вдогонку.

Секретом это испытание в КМЗ не осталось и на следующий день к Мозговитому подошел Капусткин и показал заднюю лапу с глубоко засевшей в ней занозой. И на этот раз все прошло успешно. Робот обезболил ему лапу, сделал скальпелем небольшой надрез и извлек занозу. За несколько дней после этого он вырвал больной зуб у Травкина и заменил его на искусственный, провел промывание желудка у Грибовского (похоже в его супе из сушеных грибов оказалась поганка), снял болевой шок у Батарейкина, когда тот уронил себе на лапу тяжелый аккумулятор, и избавил от синяка Морковкина, который набил его себе в темноте подвала, где хранились запасы столь милой его сердцу и желудку моркови.

И только с Мозговитым ничего не случалось, а ему так хотелось попасть на этот чудесный операционный стол.

Тогда он пошел на хитрость: поставил себе на лоб чернильную кляксу, немного размазал ее, и, ахая и охая, включил манипулятор и залез на стол.

Обман раскрылся в три секунды. Манипулятор схватил Мозговитого за шкирку и сбросил со стола на пол, сказав напоследок, что его данные занесены в черный список его памяти, а при троекратном обмане доступ к лечению больного будет заблокирован на месяц.

Часть 8: Продолжение экскурсии

А, между прочим, не на слишком ли долгое время мы оставили зайцев в операционной, как бы они не устроили там очередные гонки, теперь уже на операционных столах. Вернемся к ним и продолжим экскурсию по живице.

Зайцы как раз в это время осматривали кабинет Главного врача Мозговитого. Первое, на что обращаешь внимание в этом кабинете – огромный дубовый стол с резными ножками в виде заячьих лап. Под стать ему и кресло, подлокотники которого представляли деревянные фигуры вытянувшихся зайцев. В их мордах без труда угадывались черты самого Мозговитого. На столе светился экран монитора, а стены являли собой сплошной книжный шкаф. Названия книг, безусловно, свидетельствовали об увлечённости хозяина кабинета медицинской тематикой.

— Неужели ты прочел все эти книги? – с восхищением в голосе спросил Грибовский.

— Ещё не все, — поскромничал Мозговитый, — вон на той верхней полке осталось прочесть руководство, как лечиться от тропической лихорадки, и что делать, если на зайца наступит бегемот.

Зайцы немного подивились, откуда в КМЗ может взяться тропическая лихорадка, тем более бегемот, но, боясь прослыть недогадливыми, задавать вопросы Главврачу не стали.

Затем они покинули кабинет и решили подняться на крышу. Распахнулись двери просторного лифта и вот зайцы уже на смотровой площадке живицы. Короток зимний день, и холодное солнце уже коснулось своим нижним краем верхушек елей. Их длинные тени лежали на поляне перед живицей, как будто кто-то нарисовал на снегу частокол забора.

Воздух был сухой и колючий, сердитыми порывами налетал ветер, но в тёплых зимних шубках зайцам было тепло и уютно. Когда угас последний луч заходящего солнца, зайцы спустились на первый этаж. Морковкин и Капусткин пригласили всех осмотреть их владения – кухню, но проголодавшиеся зайцы направились прямиком в столовую.

— Кстати, вы не запамятовали, что сегодня мы встречаем Новый Год, — спросил Мозговитый и хитро посмотрел на своих друзей, которые, в свою очередь в растерянности стали переглядываться между собой. За осмотром своей новостройки они совсем забыли про новогоднюю ёлку. Ладно, что-нибудь придумаем, — с улыбкой сказал Мозговитый и пригласил всех к столу.

Часть 9: Праздничный ужин

Стол был сказочный. Капусткин и Морковкин постарались на славу. Тут были фрукты и овощи с садов и огородов КМЗ, экзотические заморские плоды. Но, несмотря на все ненашенские диковинки, гвоздем праздничного стола были блюда из капусты, моркови и грибов. Два робота-официанта бесшумно перемещались вдоль стола и угадывали каждое желание зайцев. Морковкин и Капусткин сидели рядом.

— Будь любезен, Капусткин, передай мне вон тот морковный салат с капустой, — попросил Морковкин.

— Сейчас передам, — отвечал Капусткин, только, по-моему, это салат из капусты с добавлением моркови.

— Ну, неужели ты не видишь, что в этом салате главное-морковь, и поэтому это морковный салат с капустой!

— Где ты видел морковный салат с капустой, — начинал сердиться Капусткин, перед тобой именно капуста, а морковь добавлена только для его украшения!

— Друзья, не ссорьтесь, — проговорил Мозговитый, — какая разница, как назвать салат, главное, чтобы он был вкусным, а это у вас получилось как нельзя лучше.

Но друзей уже понесло: — Морковный! – Капустный! Нет морковный! Нет капустный!

— Стоп! – проговорил Мозговитый, — если для вас это так важно, предлагаю решить спор так: каждый из вас пусть внушает роботу-официанту, какой ему принести салат, морковный или капустный, и к кому он в итоге подойдет с салатом, тот и прав.

Рассорившиеся друзья согласились с таким мудрым решением, и только Железякин с Батарейкиным-Лампочкиным почему-то насторожились.

Морковкин и Капусткин уставили взоры на одного из роботов-официантов и мысленно заклинали его принести один и тот же салат, но с разными названиями. Робот взял салат и тут его заклинило. Его манипуляторы с салатницей дергались от Морковкина к Капусткину и наоборот, голова странно подёргивалась в такт манипуляторам, а шарниры суставов стали мелко вибрировать. Так продолжалось несколько секунд. Железякин вскочил из-за стола и побежал к роботу, но было уже поздно. С криком «задача не имеет решения!» робот вывалил салат на головы спорщиков, задымился и замер в недвижимости.

Железякин, чуть не плача, подхватил его. Но дружный заячий смех остановил его слёзы. Все смотрели на Морковкина и Капусткина и, корчась от смеха, держались за животики. И было, отчего посмеяться. Салат висел у них на ушах, усах и носах. И почему-то у Морковкина преобладали морковные цвета их неожиданного наряда, а с Капусткина свисали бледно-зеленые нашинкованные полосы капусты.

— Программы роботов не любят противоречивых команд, — промолвил Батарейкин-Лампочкин, отвечающий за электронную начинку роботов, — выясняйте свой спор в следующий раз как-нибудь по-другому!

— И ты хорош, — обратился он к Мозговитому, — чья была идея, как разрешить спор?

Мозговитый виновато потупил глаза.

— Ну да ладно, сейчас починим, — и Батарейка вместе с Железякиным склонились над роботом, пытаясь привести его в чувство. Через несколько минут робот стал подавать признаки своей механической жизни, Морковкин с Капусткиным умылись, и пиршество продолжилось.

А между тем большие напольные часы в столовой, корпус которых был сделан в виде кочана капусты, а большая и маленькая стрелки очень напоминали две морковки, показывали 11 часов вечера.

— Через полчаса собираемся в бассейне, — объявил Мозговитый.

Все опешили.

— А как же встреча Нового года под ёлкой? Традиции нельзя нарушать!

— Я, что, непонятно сказал? – оборвал Мозговитый все разговоры, — в 23-30 жду всех в бассейне!

Часть 10: В бассейне

Полчаса пролетели незаметно. Когда в назначенное время зайцы веселою гурьбой ввалились в бассейн, там их встречал радостный Мозговитый.

— Делай как я, — скомандовал он, указывая на свою спортивную форму. На Мозговитом красовались яркие плавки и элегантная шапочка. Зайцы поспешили в раздевалку, и вскоре бассейн огласился их веселыми криками.

Посреди водной поверхности возвышалась причудливая металлическая конструкция, как зайцы догадались, фонтана, но он пока не работал. Зайцы ныряли, плавали друг за другом и главным заводилой был Мозговитый. Но, по мере того, как стрелки часов приближались к 12, их веселый гам становился все тише. Хотя Мозговитый и обещал им новогодний праздник, но, какой, же Новый год без ёлки, деда Мороза и Снегурки, а, ни тем, ни другим, ни третьим и не пахло.

Когда до двенадцати оставалось 5 минут, Мозговитый и Грибовский, не привлекая ничьего внимания, вылезли из бассейна и скрылись в раздевалке. Вскоре погас свет, и на потолке бассейна, как в планетарии, зажглись яркие звезды, и показалась красавица луна. Сначала как будто издалека, еле слышно, но затем все явственнее и громче пространство заполнили звуки новогодних курантов. Зайцы прекратили свои забавы и ждали, что будет дальше.

А дальше остов фонтана в центре бассейна ожил от струй воды, которые стали вырываться из его многочисленных отверстий. Струи были разной длины и диаметра, и, о чудо!, из хаоса этих струй вдруг стала явственно проступать форма изящной красавицы ёлки. Одновременно включилась зелёная подсветка струй, и вопль восторга сотряс стены бассейна. Рождённая из водяных струй и света, красавица ёлка стояла в центре водной глади, сверкая своими струйками-ветками, и от нее невозможно было отвести глаз. Аромат свежей хвои исходил от нее, а звон курантов сменила волшебная музыка. В ее такт изменялись по размеру и форме струйки-веточки, елка то вырастала и походила на столетнюю красавицу, то уменьшалась до размеров маленькой елочки-подростка.

Завороженные сказочным зрелищем, чуть-чуть перебирая лапами, чтобы держаться на воде, кмзшники молча наблюдали за происходящим.

И тут из-под воды с шумом и брызгами вдруг вынырнули две фигуры – водяной и русалка. Голову водяного украшали пряди водорослей и тины, в одной руке он держал сеть, а в другой деревянное весло. Русалка, как ей и положено, была с рыбьим хвостом и с длинными распущенными волосами.

От неожиданности зайцы завизжали и отплыли в сторону, подальше от этих странных гостей, но водяной передал весло русалке, а сам стал с ее помощью заводить сеть так, чтобы пловцы оказались в ловушке. Пытавшихся уйти от облавы, русалка не больно, но настойчиво направляла веслом в нужном направлении.

— Славная добыча будет у нас сегодня, русалочка, — сказал водяной голосом Мозговитого, и только тут зайцы обратили внимание, что среди них нет Мозговитого и Грибовского.

Страх сменился весельем, они охотно дали загнать себя в ловушку, а затем, взяв сеть за края, решили обратную задачу по пленению водяного и русалки, благо у них было солидное численное преимущество. Затем пленников вытащили из бассейна. В этой схватке у Мозговитого отклеились водоросли, у Грибовского отвалился хвост, и зайцы стали выхватывать друг у друга добычу и примерять ее на себя.

— Да освободите вы нас из сети, — закричал в сердцах Мозговитый, мы тут с Грибовским совсем запутались!

Под всеобщий хохот пленников освободили.

— Ну, как вам такая елка, и такие дед Мороз со Снегурочкой? – вопрошал Мозговитый.

— Супер! — хором отвечали зайцы.

— А теперь – за праздничный стол, — сказал Мозговитый и снова нырнул в бассейн.

Зайцы непонимающе переглянулись между собой, но в бассейн тоже попрыгали. И как только последний заяц очутился в бассейне, по его краям забили семь фонтанчиков. Зайцы подплыли к ним и обнаружили, что фонтанчики-то бьют свежайшими соками: морковным, капустным, томатным, яблочным, тыквенным, виноградным, апельсиновым. Впрочем, у каждого фонтанчика находился небольшой пульт управления, и в его меню присутствовало еще двадцать других видов сока на любой вкус.

Но это было ещё не всё. Вверху раздались хлопки раскрывшихся парашютов и на них прямо в бассейн спустились семь надувных плотиков с угощениями. Зайцы плавали от фонтанчика к фонтанчику, от плотика к плотику пока не наелись и не напились до такой степени, что уже еле держались на воде.

— На берег, — скомандовал Мозговитый, — и забрать с собой все плотики!

Все, кроме Грибовского, вылезли из бассейна.

— А ты, чего, не наплавался? – строго спросил Мозговитый.

— Можно еще чуть-чуть?

— Ладно, но через пять минут, чтобы был на берегу. Всем остальным рекомендую высушиться и переодеться, — сказал Мозговитый и скрылся за дверью, на которой была нарисована большая снежинка.

Зайцы подсушили фенами свою шёрстку и переоделись. Когда они вышли из раздевалки, беззаботный Грибовский все еще плавал в бассейне. Вскоре показался и Мозговитый, увидел Грибовского и покачал головой.

— Срочно вылезай из воды, сколько можно тебе говорить, — голос Мозговитого был уже очень сердитым.

— А нам все равно, а нам все равно,

не боимся мы Мозгови-того, — веселился Грибовский.

              — Ну, пеняй на себя, — и с этими словами Мозговитый опять скрылся за дверью со снежинкой. Через пару мгновений веселую песенку шалунишки заглушил мощный гул холодильной установки, и в воздухе запахло морозной свежестью.

На глазах изумлённых кмзшников замерзли фонтанчики и водяные ветки ёлки, а поверхность бассейна стала покрываться коркой льда.

Грибовский изо всех сил рванулся к берегу, грудью, как ледокол, разбивая льдинки.

— Давай лапу! – закричали ему друзья, как он приплыл к бортику бассейна. Грибовский подал им мокрую, всю в ледяных иголках, лапу, и зайцы стали вытаскивать его из проруби, которая стремительно затягивалась льдом прямо на глазах. Грибовский сделал неудачное движение, развернулся спиной к поверхности бассейна, и его куцый хвостик прихватило льдом.

— Не дёргайте меня, больно! – закричал Грибовский.

В это время к ним подошел Мозговитый.

— Этот непослушный заяц напоминает мне какой-то персонаж известной детской сказки, — улыбаясь в свои усы, произнес он.

Зайцы, конечно, вспомнили сказку, как волк ловил хвостом рыбу, и заулыбались. Не до улыбок было лишь их младшему товарищу.

— Спасите меня из ледяного плена, я буду слушаться старших, — со слезами на глазах просил он.

Батарейкин сбегал в раздевалку, принес самый мощный фен и растопил лед около хвостика Грибовского.

— Ура, спасен, — закричал тот и вскочил на бортик бассейна.

— Живо сушиться и греться, — скомандовал ему Мозговитый, — я не хочу, чтобы ты в Новый год стал первым пациентом нашей живицы!

Виновато опустив голову, Грибовский пошел в раздевалку. А неутомимый Мозговитый уже раздавал всем коньки. Никто не отказал себе в удовольствии поноситься на импровизированном катке вокруг застывшей ледяной красавицы. Вскоре к ним присоединился и нарушитель дисциплины. Похоже, плаванье во льдах не отразилось на его здоровье, и только мелко подрагивающий хвостик напоминал о недавнем приключении.

Спустя какое-то время зайцы заметили, что Мозговитый немного загрустил.

— Что с тобой? – забеспокоились его друзья.

— Да вот подарки вам не успел приготовить, — отвечал тот.

— Да о чем ты говоришь! – облегченно вздохнули все. – Пусть нашим общим подарком друг другу будет новенькая живица, где еще такие подарки можно найти? Только в КМЗ!

— А еще можно каждому на память отломить застывший фонтанчик? – робко спросил прощенный Грибовский.

— Можно! — сказал Мозговитый и улыбка снова вернулась к нему. И застывшие сосульки-фонтанчики стали добычей зайцев.

Кстати, как вы думаете, какие фонтанчики из сока взяли себе Морковкин и Капусткин?

А вот и нет!

Морковкин взял застывший фонтанчик капустного сока, а Капусткин – морковного. Они облизывали это своеобразное мороженое, и в знак примирения нахваливали друг другу вкус своего угощения.

Уставший, но довольный Мозговитый смотрел на свою компанию. Будет где теперь лечиться зайцам! Да и Новый год встретили неплохо, а значит и предстоящий год в КМЗ должен быть удачным.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *