Сон Мозговитого

Мозговитый спал и видел сон. Сон был таким интересным, что он никак не мог решить, проснуться ли ему, чтобы поскорее поделиться своим сном с приятелями, или же досмотреть его до конца.
— Пожалуй, досмотрю его потом, — решил во сне Мозговитый, поискал опять же во сне кнопку «Пауза», чтобы прервать свои сновидения и … похоже, нашел. За окном стояла такая темень, что Мозговитый пожалел о принятом во сне решении. Он закрыл глаза, но сон не возвращался.
— А может, это мне снится, что сейчас ночь, и что я проснулся, и не сплю, — вдруг спросил себя Мозговитый. Он встал с кровати, при этом нечаянно свалил с нее подушку, и подошел к окну. На темном-темном небе не светилось ни одной звезды, что, конечно очень удивило Мозговитого. Он еще больше засомневался, что он бодрствует.

— Пойду, спрошу у Железякина, сплю я или нет, — мудро рассудил Мозговитый (не зря он считался самым умным в КМЗ!) и направился к своему другу. Нелегко в кромешной мгле найти соседский дом. Мозговитый и Железякин столько раз ходили друг к другу в гости, что он был уверен, что нашел бы дорогу к Железякину с закрытыми глазами. В действительности же, когда необычно плотная ночная мгла лучше всякой повязки закрыла ему глаза, Мозговитый, петляя, спотыкаясь и падая, с трудом двигался к цели. После того, как при очередной встрече со стволом какого-то дерева он нащупал на лбу еще одну болезненную шишку, сомнений в том, что это не сон, почти не осталось, но и дом Железякина должен быть уже совсем недалеко.

Правда, небольшой плюс в этих падениях был. Дело в том, что в свое время Батарейкин-Лампочкин, фанат электричества, слишком буквально понял выражение «фонарь под глазом». “Какой же это фонарь, если он не светится”, удивился Батарейка, и изобрел порошок, при употреблении которого все шишки и фингалы на теле начинали слабо светиться, и иногда подсыпал порошок в пищу зайцам. Поэтому с каждым падением мгла перед Мозговитым понемногу рассеивалась. И когда, через несколько шагов, его пальцы нащупали калитку забора Железякина, Мозговитый был даже отчасти рад, что у него весь лоб в синяках, живо представив встречу с тяжелым железным забором в полной темноте.

Калитка забора запиралась на очень секретный замок конструкции самого Железякина, но Мозговитый, конечно, знал этот секрет, и, нажав на замке несколько кнопок, приложив лапу к замку и сказав в микрофон условное слово, вошел на участок Железякина. С грохотом и скрежетом немного заржавевших от ночной сырости шарниров, подбежал к нему механический робот-пес, и, узнав, приветливо завилял хвостом. Хвост, сделанный Железякиным из стальной цепи, больно ударил Мозговитого по лапам. Мозговитый достал из кармана кусок густой смазки и кинул псу. Тот зарычал и с наслаждением стал лизать угощение. Мозговитый поднялся на крыльцо, открыл еще более секретный замок входной двери и вошел к Железякину. Синяки на лапах от удара цепью немного освещали пол, поэтому Мозговитый сумел дойти до кровати Железякина, ни обо что не ударившись. До обитателя этого дома было уже лапой подать, но сделать это было не просто. Дело в том, что кровать Железякина стояла за металлической загородкой, а секрет ее открытия знал только сам хозяин. Даже своим лучшим друзьям Мозговитому и Батарейкину-Лампочкину не открывал секрет Железякин.

Мозговитый сначала тихо, потом все громче стал звать друга — никакого толку. Тогда он поднял с пола что-то тяжелое и со всего размаха стукнул по загородке. Железякин проснулся и с удивлением уставился на что-то светящееся, стоявшее перед ним — ты кто?
— Ну, ты даешь, меня не узнал, — удивился Мозговитый и подошел поближе, — выходи скорее из своей крепости и ущипни меня, а то я не знаю, сплю я или нет.
— Отвернись!- скомандовал Железякин и стал колдовать над своим самым-самым секретным замком, закрывающим проход к его кровати. Предосторожность эта была излишней, потому что освещения от синяков Мозговитого было недостаточно, чтобы увидеть манипуляции, которые Железякин проделывал с замком загородки. Наконец дверца приоткрылась, Железякин подошел вплотную к Мозговитому и спросил: — А ты уверен, что тебя надо ущипнуть, ты и так светишься от своих синяков как новогодняя елка.
— Тебе трудно, что ли?
— Не вижу смысла,- раздраженно ответил Железякин, — ведь я проснулся, когда мне снилось, что ты пришел ко мне и разбудил меня. Я теперь и не знаю, стоишь ты передо мной наяву или во сне, и проснулся ли я сам.

Мозговитый задумался. Он пришел к другу, чтобы разобраться со своей загадкой, а ситуация еще более запуталась. Но на то он и Мозговитый, чтобы найти выход из любого положения. И он прервал молчание.
— Слышь, Железякин, а давай посмотрим, спит ли кто на твоей кровати. Если спит, то мы с тобой разговариваем во сне, а если не спит, то у нас все наяву.
— Ну ты голова! — воскликнул Железякин, и они осторожно направились в угол комнаты.
— Черт, — выругался Железякин, споткнувшись обо что-то на полу и, растянувшись во весь рост, ударился головой о дверь своей загородки. Дверь закрылась. — Ну, что там? -спросил Мозговитый.
— Дверь захлопнулась, а открыть не могу , наверно ключи вылетели, когда я растянулся. Мозговитый опять задумался.
— Свет надо включить, тогда и ключи найдутся, и мы увидим, пустая твоя кровать или нет. Железякин еще раз подивился сообразительности своего друга и стал шарить по стенке в поисках выключателя.

Наконец раздался щелчок выключателя, но комната по-прежнему была погружена в темноту.
— Не нравится мне все это — сказал Мозговитый, — и на улице хоть глаз выколи, и в доме освещение не работает.
— Надо Батарейку звать на помощь — подумали они одновременно и так же одновременно повернулись в сторону окна, выходившего на ту сторону, где стоял дом Батарейкина-Лампочкина.

Это было очень странно, но только сейчас они заметили, что дом Батарейки, каждую ночь ярко освещенный сейчас вообще не был виден.
— Вот, что — сказал Мозговитый, — пойдем ко мне и проверим мою кровать, у меня она не на запоре. В голосе Мозговитого слышалась издевка, но Железякин не обиделся. Он чувствовал себя немного виноватым, и вообще хотел, чтобы эта странная история поскорее закончилась.
Друзья вышли из дома. Ночь упорно не давала шанса даже лучику света достигнуть земли. Роботопес бесшумно подбежал к ним на смазанных шарнирах лап, и, углядев Мозговитого, виновато поджал хвост.
-Ты бы заменил ему хвост на что-нибудь более легкое,- посоветовал Мозговитый, потирая коленку, по которой прошлась цепь хвоста.
-Надо заменить, — согласился Железякин,- все лапы не доходят.

Освещая своими синяками обратный путь, зайцы без происшествий добрались до избы Мозговитого и осторожно вошли в дом. Свет включить также не получилось, и Мозговитый с Железякиным на ощупь стали пробираться к кровати.
— Останавливаемся! — скомандовал Мозговитый, когда силуэт кровати стал прорисовываться в тусклом свете их синяков. На кровати кто-то лежал и тихонько посвистывал во сне.
— Все ясно, — выдохнул Железякин с облегчением, — настоящий ты лежишь и спишь, а наши сонные образы зарабатывают синяки в прогулках по ночному КМЗ. Вот будет весело завтра утром рассказать наши сны друзьям!
— Нет, -встревожено возразил Мозговитый, — мне как раз пока ничего не ясно. Я кладу подушку на другой конец кровати, и вообще кровать по мне, а у того, кто там лежит, ноги просовываются сквозь спинку.
Настала очередь забеспокоиться и Железякину.
— А может ты подрос за ночь, вот кровать и стала тебе немного мала,- с надеждой прошептал он.
— Глупости не говори,- и Мозговитый сделал два последних шага, отделявших его от незнакомца. Железякин осторожно проследовал за ним.

Сердце Мозговитого почти выпрыгивало из груди от волнения, но он дрожащей лапой захватил край одеяла.
— Может не надо, а то я за псом сбегаю, — с надеждой спросил Железякин, но было поздно.
Мозговитый резким движением отдернул одеяло, и….
Взорам наших друзей предстал неясный силуэт их соседа Батарейкина-Лампочкина, который продолжал безмятежно посапывать во сне. Мозговитый и Железякин обессилено опустились на кровать, тем самым придавив лапы Батарейке и тот проснулся.
-Ты где бродишь, Мозговитый? — спросил он.
— В моем доме вопросы буду задавать я, — сердито парировал Мозговитый, — ты как очутился у меня в кровати?
— Успокойся, пожалуйста. Я пришел к тебе ночью, дверь была открыта, а тебя дома не было, подушка валялась на полу. Я решил тебя подождать и не заметил, как заснул.
— А что, днем нельзя было придти, обязательно ночью, — уже спокойнее спросил Мозговитый. Напугал ты нас, вот и Железякин подтвердит.
-Да уж, — подтвердил Железякин.
— Можно, но мне не терпелось поделиться с тобой важным открытием. Я придумал и реализовал принцип полного поглощения световых волн над территорией КМЗ и хотел, чтобы ты в этом убедился!
— Да, мы с Железякиным на практике проверили твое дурацкое открытие, — сказал Мозговитый, указывая на свои и железякинские ушибы, но в голосе его уже звучало любопытство, — хотя почему тогда светились наши фингалы?
-Я предвидел, что свет от фингалов может пригодиться, поэтому диапазон волн их свечения исключил из своего открытия, и оказался прав!
– А что даст нам это изобретение?
— Ну как вы не понимаете, — воспрянул Батарейка, — во первых, полная мгла нам пригодится для маскировки, во вторых бесполезное свечение звезд и луны я преобразую в наши стратегические запасы электричества, в третьих …
— В третьих расскажешь завтра, — прервал Мозговитый Батарейку, зевая, — не обижайся, уж больно я спать хочу. Да не забудь отключить своё устройство, а, то и рассвет из-за тебя не наступит.
Его друзья неслышно закрыли за собой дверь, а Мозговитый положил подушку на привычное место, укрылся одеялом и почти мгновенно заснул, на этот раз без сновидений.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *